Закон о клевете: переплюнуть Россию и догнать Беларусь

0

17 сентября на официальном правительственном сайте появилось распоряжение, датированное еще 12 сентября, согласно которому Кабмин поручал ряду подчиненных ему органов «усилить» борьбу с такими угрозами, как пропаганда терроризма, расовой, национальной и религиозной нетерпимости, а также с призывами к нарушению территориальной целостности Украины и/или свержению государственной власти. Сама по себе эта инициатива явно направлена ​​в пропагандистское русло. Ведь СБУ или МВД, фигурирующих в поручении, должны всем этим заниматься и без специальных инструкций Николая Азарова. А вот Гостелерадио также названо среди исполнителей и, похоже, является его главным адресатом: теперь чиновникам «от телевизора» придется ломать голову над вопросом, каким таким передачами или хотя бы телероликами отчитаться перед Кабмином об успешной борьбе с потенциальными революционерами-взрывателями.

Вместе с тем нельзя обойти вниманием тот факт, что если бы власть серьезно пыталась противодействовать опасным для целостности страны тенденциям, то начала бы с себя. Например, из таких деятелей, как Дмитрий Табачник или Вадим Колесниченко, известных своими антиукраинскими заявлениями. Да что там — еще на печально известном Северодонецком съезде 2004 немало нынешних чиновников наговорили достаточно, чтобы ими, согласно этому распоряжению Кабмина, загорелось отнюдь не Гостелерадио, а сама СБУ. Однако ничего подобного не происходило, о чем уже говорить сегодня. А значит, «противодействовать» не угрозам как таковыми, а тем, кого власть определит «угрозой». Сказал «Долой Януковича» — и уже есть как минимум «профилактическая беседа» в рамках дела о призывах к свержению государственной власти.

А чтобы защитить тех же Табачника и Колесниченко от возможных обвинений, вводится другая инициатива. 18 сентября 244 депутата Верховной Рады приняли в первом чтении поправки в Уголовный кодекс, предложенные депутатом от Партии регионов Виталием Журавским. Ими в перечень уголовных преступлений возвращается «клевета» , которую в Украине перестали причислять к ним еще в 2001 году. За «клевету» в средствах массовой информации можно получить исправительные работы на срок до двух лет либо арест от трех до шести месяцев. А за «клевету», связанную с обвинением лица в особо тяжком преступлении (например, воровстве у государства «Межигорья»), — до трех лет лишения свободы.

Являются ли те или иные сведения «заведомо ложными», то есть являются ли они собственно клеветой, будет решать наиобъективнеший в мире украинский суд, который имеет большой опыт принятия за «сведения» обычные оценочные суждения. Он решит, привело ли распространение таких суждений к «тяжелым последствиям». Нетрудно представить, как тот же Колесниченко доказывает в Печерском суде, что данная выше характеристика его некоторых высказываний, как украинофобских, причинила ему нравственные страдания, которые он оценивает в соответствующую сумму. Именно по такому принципу в соседней России судили скандально известных участников Pussy Riot: как писала местная пресса, «мотивированные» следствием свидетели пожаловались, что поступок девушек, которые станцевали и спели у церкви, нанес им неописуемые душевные страдания.

Кстати, ответственность за клевету с недавнего времени, а именно с июля, в России тоже есть. Но даже там максимальное наказание за соответствующее преступление не предусматривает лишения свободы, а только 320 ч. принудительных общественных работ. Очевидно, в своих попытках подражать русскому «закручиванию гаек» украинской власти, как и каждый хороший ученик, стремится превзойти учителя.

При этом администрация президента поспешила отмежеваться от скандального документа. Уже вечером в среду пресс-секретарь Януковича Дарка Чепак созвала внеочередное заседание межведомственной рабочей группы по анализу соблюдения законодательства в сфере свободы слова, включающий известных журналистов и медиа-экспертов. На заседание пригласили и Виталия Журавского, автора поправок о клевете. Однако убедить присутствующих в том, что поправки является инициативой самого парламентария, а не Банковой, не удалось. Обсуждать возможное смягчение документа, который обещал также присутствовавший на заседании представитель президента в парламенте Юрий Мирошниченко, никто не захотел — журналисты однозначно требуют снятия проекта с рассмотрения.

Требование вполне логично: регионалы и лично Янукович уже не раз лгали обществу в подобных ситуациях, начиная от обещаний не трогать Конституцию три года назад, и заканчивая вешанием лапши на уши украинцам при принятии закона о языках. Прислушиваются ли на Банковой к журналистским требованиям? Тот же опыт показывает, что вряд ли.

Поделиться в социальных сетях: